Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Калининград
Врач рассказал о возможности снизить риск заражения коронавирусом Общество, 06:42 Google пригрозил отключить поиск в Австралии из-за нового закона Технологии и медиа, 06:35 SuperJob назвал долю выступающих против снятия COVID-ограничений в Москве Общество, 06:30 Начальник службы МЧС в Хабаровске получил 9,5 лет колонии за взятку Политика, 06:06 Почему стоит выбрать Швейцарию для лечения и сохранения здоровья Партнерский материал, 06:03 Россияне назвали наиболее часто встречающуюся в вакансиях ложь Экономика, 06:00 Новейший разведкомплекс «Пенициллин» поступил на вооружение армии Технологии и медиа, 05:39 В результате завала шахты на Кузбассе погибли два человека Общество, 05:36 Times узнала о планах Японии отменить Олимпиаду в 2021 году Общество, 05:16 Риелторы рассказали об условиях проверки незаконной перепланировки Общество, 05:04 Семнадцать способов справиться со стрессом РБК и HP, 04:55 Биткоин упал ниже $30 тыс. за монету Финансы, 04:47 Американца задержали за избиение полицейского при штурме Капитолия Общество, 04:27 Переехать в небоскреб: чего ожидать от жизни в «Москва-Сити» Партнерский материал, 03:45
Обзоры РБК Калининград ,  
0 

«Нас ждут ковид-ножницы». Бизнес региона — о будущем и об итогах года

Фото: Александр Подгорчук
Фото: Александр Подгорчук

В предпоследний день 2020 года уже очевидно, что позитивные прогнозы этой весны о быстром выходе из пандемии и экономического кризиса не просто не сбылись, а провалились. Какие называют новые сроки восстановления? Что принес калининградским предпринимателям четвертый квартал? И верно ли, что окно возможностей в этом году открылось в сфере производства продуктов питания? Круглый стол с представителями бизнес-сообщества об итогах года и уроках коронакризиса провел журнал «Королевские ворота». РБК Калининград публикует подборку самых интересных и важных высказываний участников о прошлом, настоящем и будущем калининградской экономики.

Олег Пономарев, учредитель компании «СПАР-Калининград», совладелец компаний «Семья» и «Европейские кондитерские»

«Сейчас мы вошли в совершенно новую экономическую полосу, крайне неприятную — происходит развёртывание экономического кризиса. И пик этого кризиса, так же как и пик пандемии, впереди. Мы в компании впервые, помимо темпов экономического роста и инфляции, рассматривали новый для нас фактор – фактор пандемии и его влияние на регио­нальную экономику. В нашем бизнесе мы исходим из того, что потребление упадёт на 6%, а в следующем году мы увидим восстановительный рост на 4%. [...] Видим реальную угрозу получить в январе, феврале классическую дефляционную спираль. Она будет не номинальной, а физической. Это когда полочные цены на товары не снижаются, но покупатель выбирает более дешёвые аналоги и вообще потребляет меньше».

«Для нас валютные риски — большая проблема. В этом году наша компания потеряла десятки миллионов рублей на курсовой разнице. Сейчас финансовые аналитики склоняются к тому, что среднегодовой тренд на укрепление руб­ля в период с января по июнь будет доминировать. Поэтому по валюте скорее оптимистичное настроение в новом году.

Существует другая проблема — нас ждут ковид-ножницы в экономике, о чём пока никто не говорит.

Первая часть, о которой я уже упоминал,  — физическая дефляция. Вторая — инфляция издержек. Вот они, эти ножницы. С одной стороны, покупатель, у которого нет денег и нет настроения. С другой стороны, государство, на 18% поднявшее цену на электроэнергию в 2020 году, тихо и незаметно. А мусорная реформа? А все остальные инфляции издержек? Теперь смотрите: нет денег у покупателя, мы идём с плохими новостями как товаропроводящая сеть к производителям — а у нас в компании 700 калининградских подрядчиков,  — и к нашим 4 000 (работников) добавляются ещё несколько десятков тысяч человек, прямо или косвенно зависящих от нашей работы. Любое снижение наших продаж тут же приведёт к сокращению и транспортных перевозок — восемь фур в день приходят из-за границы и из России, представляете? Дальше мы приходим к людям и говорим: «Вы знаете, в январе и феврале будут очень плохие продажи. У вас была зарплата 40 тысяч, а будет 35 на два-три месяца, смотря по ситуации». У человека ипотека, дети, школа. Что он делает? В первую очередь сокращает потребление, думает: «Куплю молоко подешевле, не пойду в ресторан». Таким образом, все начинают меньше зарабатывать. В связи с этим уповаем на разумность правительства, на новые меры поддержки. Если новых мер поддержки не будет, то мы надолго останемся в состоянии стагнации».

Дмитрий Чемакин, вице-президент ООО «Автотор холдинг»

«Спрос (на автомобили — прим. РБК Калининград) октября, ноября и декабря — абсолютно временное явление. Вызванное вдохом в середине года, пониманием того, что всё будет дорожать и нужно сейчас сделать долгосрочные покупки. На мой взгляд, есть две глобальные проблемы. Первая — это медицина. Она требует внимания, пересмотра и восстановления. Вторая — экономика.

В 2020 году, как и в 2021-м, ничем, кроме экономики и медицины, заниматься не надо.

Стимулирование экономики означает целевую поддержку потребителей и целевую поддержку ключевых отраслей. Но до сих пор у нас нет механизма целевой работы с отдельными отраслями, точечной поддержки».

Андрей Романов, председатель совета директоров ЗАО «Залесское молоко», президент Союза промышленников и предпринимателей региона

«В 2020 году в целом промышленный комплекс и России, и Калининградской области продолжал демонстрировать уверенное восстановление с точки зрения объёмов производства. Но это связано не с ситуацией текущего года, а с инвестпроектами и решениями, принятыми некоторое время назад. В 2020 году мы завершили инвестпроект, задуманный ещё в 2016 году, начавший этап строительства в 2018 году. В этом году мы его достроили и сдали. Поэтому сейчас производим на 40% молока больше, чем год назад. Но рынок сбыта для этого молока находится за пределами Калининградской области. А дефляционный процесс мы уже по полной программе испытали. И повторю: возможности поднять цены практически нет. Для этого не поставлено административных барьеров.

Но платёжеспособность такова, что, если ты, условно, на 5% поднимаешь цену, на 10% падает объём продаж. Соответственно, увеличиваются издержки, растёт себестоимость, и когда начинаешь дебет с кредитом сводить, экономического эффекта не получаешь.

Каждое решение принимается точечно. Не надо забывать, что курс евро — 90 рублей. Извините, но первого марта евро стоил 70 рублей. Фактически эти 20 рублей являются издержками, влияющими на себестоимость: часть техники и комплектующих — импортные. Маржинальность сократилась в разы, а по некоторым позициям мы уже в сентябре вышли в отрицательную зону. Мы продаём продукцию ниже себестоимости. Не производить её означает, что все постоянные затраты будут падать на производство другой продукции, что тоже приведёт к росту себестоимости».

«Если по калининградскому рынку смотреть, объём продаж дешёвой продукции остался на докризисном уровне и даже по каким-то позициям увеличился на 3-5%. Во всём, что касается дорогой продукции, объёмы продаж упали. Покупатель действительно раньше покупал молоко более высокой жирности, в более дорогой, экологичной упаковке. Сейчас он купит то же самое молоко, но в самом дешёвом полипаке. Для меня, производителя, что это означает? Что молоко мы,  в лучшем случае, продаём в ноль, а сейчас уже и в убыток. Но мы в целом производим продукции больше, реализовав инвестпроект, о котором я говорил, за счёт этого и держимся, присоединяя дополнительные рынки сбыта».

Михаил Друтман, генеральный директор компании «Балтма Турс»

«Оборот компании упал на 73%, доходы — на 81% в сравнении с 2019 годом. [...] С 1991 года принимаем иностранных туристов, и,  получив электронные визы (в 2019 году — прим. РБК Калининград), очень ждали гостей, но это время совпало с нашей печалью. Печаль продолжает усиливаться. Я не верю в стратегию выживания для туризма. Туризм — это общение, движение, познание нового и,  без сомнения, человеческий контакт. Продав чартерные программы на Кубу на Новый год, мы узнали, что Куба ввела обязательный карантин для всех приезжающих иностранцев. Новая всесоюзная здравница Занзибар принимает 15 самолётов в неделю, чартеры из девяти российских городов, три чартера в неделю из Москвы. Что там творится, мне даже страшно представить@/

«У нас был чартер один и очень много регулярной перевозки (в 2020 году — прим. РБК Калининград). 20 рейсов в день только из Москвы. Только наша компания приняла порядка 1 500 российских туристов. В начале октября я был на двух презентациях в Екатеринбурге. Мне сразу дали скидку на 20% в отельном ресторане, потому что там нет никого вообще. Там тяжелейшая ситуация. Такие регионы, как Калининград, Карелия, Байкал, Алтай оказались, как говорят, в плюсах. Но это — не плюсы, это — большие минусы. Неготовность к такому спросу — это беда, она убивает всё вокруг. И надо ещё отдать должное Калининграду: благодаря долгой туристической истории, профессиональному сообществу, он справился и не случайно превознёсся в топах рекомендаций для путешествий. Кроме того, в этом году мы получили, если говорить о некоторых мизерных плюсах, определённую требовательную публику, поехавшую вместо Дубая в Калининград. Она дала нам понять, что кое-что здесь нужно улучшать в плане сервиса. Инфраструктура, конечно, однозначно не справлялась, в первую очередь на побережье. И не справится без серьёзного вмешательства государства, без якорных проектов. Знаете, я выехал к морю, доехал до Куликово и задал себе вопрос: «Ну почему в Светлогорске променад строят? Ну почему опять все ломятся на этот склон? Почему не работает игорная зона, как планировалось? Почему только одно казино? Почему не двадцать?».

Жизнь толкнула нас к развитию территории. В первую очередь к развитию территории на востоке, к появлению гостевых домов в Роминтенской пуще,  — сейчас там один маленький отель, в него не попасть, а должно быть десять-двадцать.

И под это должна быть, повторю, большая государственная программа. Туристический бизнес в Калининградской области очень мелок».

Дмитрий Сивков, основатель и генеральный директор компании «Балтмоторс»

«Во мне борются два разных чувства — оптимизм и тревога. Можно сравнить с ощущениями человека, имеющего прекрасный аппетит и одновременно диарею. Что произошло с нашей компанией? Мы не работали два месяца. Но объёмы продаж сохранили на прошлогоднем уровне благодаря тому, что в прошлом году много произвели, но не продали из-за тёплой зимы. Достаточно остатков было на складах, и фактически в 2020 году треть оборота заместили запасами. Одновременно мы серьёзно скорректировали экономику компании. Сократили постоянные издержки. К сожалению, сократили около 40% персонала.
Теперь о тревогах. Первая — это, конечно, снижение в России покупательской способности на нашу продукцию. Люди не могут платить за технику — квадроциклы, мотоциклы — по крайней мере, столько, сколько она стоит. Вторая тревога — волатильность рубля.

Можно говорить, что экспортёрам сегодня хорошо от того, что вчера евро стоил 70 рублей, сегодня 90. Нет, нам не хорошо, мы это не закладывали, это даёт выручку, но повышает издержки.

Стабильность гораздо важнее, чем курсовые прыжки. Понимаю, что курс доллара, скорее всего, будет расти, чем падать. Мы в 2020 году стали себя лучше ощущать на североамериканском рынке, занялись там маркетингом, и настоящий интересный бизнес в Северной Америке у нас начался. Дистанционно. Мы четыре года работаем в Америке, и,  вероятно, интерес к нашему продукту возрастает. Американцам, как и россиянам, не приходится сейчас тратить деньги на путешествия и рестораны. Они покупают себе мотобуксировщики, чтобы ездить на рыбалку. Кроме того, у нас в компании есть свой конструкторский отдел. И вот мы подошли к окончательному завершению двух очень интересных проектов по новой технике».

Марина Агеева, генеральный директор сети отелей и ресторанов «AGroup»

«У нас ситуация чуть получше, чем в туриндустрии, но тоже не самая прекрасная. Правительство выделило дотации, мы смогли удержать практически весь коллектив. После локдауна произошёл невероятный взрыв спроса, увеличение продаж по сравнению с 2019 годом на 30%, а на некоторых точках — на 50%. Мы получили совершенно новых клиентов. Их требования были высокими, покупательская корзина — более широкой, чек — высоким. Это были не обычные командировочные, покупавшие ужин в отеле, наши новые клиенты хотели отдохнуть и потратить деньги. Что это нам дало? Мы посмотрели, насколько справился наш сервис, насколько мы хороши. Получим ли мы этих отдыхающих ещё раз? Это вопрос. Их что-то должно заинтересовать — сервис, погода, туристические услуги, достопримечательности.

Когда в сентябре поток схлынул, произошло серьёзное падение спроса. И стало очень сложно удержаться на этой платформе улучшенного сервиса — с новыми услугами, качеством и количеством персонала.

Однако, мы уже запустили несколько новых проектов на одном из предприятий, и это риски, на которые мы идём, потому что бизнес не может стоять на месте... Мы,  кстати, перешли на российское технологическое оборудование ещё до кризиса — все холодильники и плиты российского производства. Это сокращает издержки».

Ранее РБК Калининград писал, что правительство региона выделило из резервного фонда 40 млн рублей на поддержку предпринимателей, пострадавших из-за введения противоэпидемических мер и вынужденных ограничить свою хозяйственную деятельность до 10 января 2021 года.