Лента новостей
Все новости Калининград
Украинский депутат сообщил о впечатлениях от встречи с Медведевым Политика, 11:32 Летящей походкой: как язык тела меняет нашу жизнь Партнерский материал, 11:31 Вылетевший в Кишинев самолет вернулся в Домодедово на одном двигателе Общество, 11:26 Избирком отказал в регистрации 27 кандидатам в Мосгордуму Политика, 11:19 Mail.ru Group лишится контроля над киберспортивным бизнесом Бизнес, 11:12 Упавший в Чечне самолет оставил без света 4 тыс. человек Общество, 11:09 Почему капитализация Binance Coin упала на $1 млрд Крипто, 11:08 16 часов на одном заряде: тест легкого ноутбука для приключений РБК и ASUS, 11:02 Чего хотят потребители: тренды 2019 года Pro, 11:01 9 модных выставок по всему миру, которые стоит посетить этим летом Спецпроект РБК PINK, 10:56 МЧС показало фото и видео упавшего на дом в Чечне самолета Общество, 10:54 Оператор мусорной реформы назвал новый вариант расчета платежек за отходы Общество, 10:52 СК возбудил уголовное дело из-за утонувших в Лене семи человек Общество, 10:47 Минобороны показало видео полета ракетоносцев Ту-160 над Балтикой Общество, 10:45
Калининград ,  
0 
Алиханов – о проблеме идентификации: Будем упрощать
Врио губернатора рассказал о поправках в закон Об особой экономической зоне в Калининградской области и проблемах с идентификацией
Врио губернатора Антон Алиханов. (Фото: Александр Подгорчук/Клопс.Ru)

На встрече с журналистами медиагруппы «Западная пресса» врио губернатора Калининградской области Антон Алиханов рассказал о поправках в действующий закон Об особой экономической зоне. В частности, он ответил на вопрос, почему утвержденные Москвой поправки в закон подвергаются критике со стороны части калининградского бизнеса. Критикуют еще и потому, что федеральное правительство не согласовало ряд положений. Антон Алиханов их перечислил – это предложения по отмене НДС для российских товаров, создание инвестиционного фонда и элементы оффшорного регулирования. Врио губернатора назвал их т.н. «отвлекающими целями», которыми регион был с самого начала готов пожертвовать, лишь бы «прошли» ключевые калининградские предложения. Такие, как электронная виза, снижение страховых взносов, отмена утильсбора для сельскохозяйственной и спецтехники, а также некоторые другие.

- Обозначу ту методологию, в рамках которой проходила наша работа над законом. Есть такое понятие, как переговорная позиция, которая подразумевает под собой наличие отвлекающих целей, и красных линий, иными словами принципиальных положений и тех преференций, за которые надо биться или не надо биться. Изначально, когда я предлагал поправки в закон, они делились на несколько частей.

Первая часть – это компенсаторика. То есть создание механизмов, компенсирующих потери от прекращения таможенных льгот. Вторая часть – это новеллы, которые можно было бы получить, для стимулирования развития областной экономики. И третье, это набор определенных предложений, которые изначально воспринимались как второстепенные цели, которые могут при случае стать разменными монетами в отстаивании наиболее важных для региона положений. При работе над проектом закона была еще одна четвертая подчасть, к которой мы когда-нибудь вернемся. Она подразумевала под собой внесение серьезных изменений, фундаментальных. На них мы пока не отважились, просто потому что они требуют очень большой проработки. О них вообще никто не знает. И бизнес тоже. К этому еще вернемся. В сухом остатке - электронная виза, снижение страховых платежей, отмена утиль сбора, снижение в несколько раз минимального порога инвестиций для резидентов ОЭЗ в сфере IT и медицины. По факту отвалились три вещи: «безНДСная» зона, элементы оффшорного налогового регулирования и инвестфонд.

- Это, вы считаете, бесполезные вещи для нас?

- Создание инвестфонда не было нашим предложением, оно не поступало ни от нашего бизнеса, ни от правительства области, оно появилось с подачи отдельных наших коллег из федерального правительства. Инвестфонд не особо был нужен, потому что он уже в принципе прописан в Бюджетном кодексе, предусмотрены механизмы его реализации. В принципе у нас есть другие инструменты. Это, прежде всего, ФЦП. Теперь история с оффшорным регулированием. Кого в Калининграде, кроме одной крупной компании волнуют эти предложения. Никого! Это не та история, после которой Калининград заживет. Теперь поговорим об НДС. Представьте себе ситуацию, что мы ввели в области зону, свободную от НДС. Что это значит? Что любой товар, который ввозится в Калининград из России, обращается как импортный товар. Иными словами мы получили бы трудности с интеграцией экономики области и российской экономики. Возникают сразу дополнительные бюрократические препоны, поскольку поставщику товара из России в Калининград потребуется оформление его как экспортного. Процесс возврата НДС достаточно сложный и долговременный – он длится порядка года. А для мелких компаний это вообще сразу бы закрывало калининградский рынок. Эта «безНДСная» тема, на мой взгляд, точно бы создала дефицит товаров, особенно в условиях контрсанкций, и привело бы к ухудшению социально-экономического положения наших жителей. Это моя личная оценка. Условно, Андрей Романов (президент Союза промышленников и предпринимателей Калининградской области – Ред.), когда только возникла идея по НДС, сказал: «Я считаю, это опасно». Это ударило бы по многим представителям областного бизнеса. Слава богу, что эта тема, благодаря усилиям Минфина, отпала. Это замечательная ложная цель, которую Минфин атаковал.

- А много сейчас входящего российского НДС? 

- НДС, уплаченный на нашей территории, – 45 миллиардов рублей за 2016 год. У нас не все через Литву везется, давайте не будем говорить про область как о «черной дыре». Понятно, что схемы есть везде, и Калининград не исключение, но говорить о том, что у нас подавляющее большинство российских товаров проходит «очистку» в Литве и ввозится под видом литовских – это неправда. Сектор белой экономики вырос за последние годы в разы. Я бы не стал саркастически к этому относиться. Повторюсь, «безНДСная» зона – это крайняя сложная тема. Ведь никаких четких решений, как сюда будет попадать российской товар, предложено не было. Именно поэтому у меня вопрос к тем бизнесменам, которые говорят, что мечтали об арабском скакуне, а получили верблюда. Исходя из тех вещей, которые отпали, что из них, по их мнению, делало арабского скакуна? Ничего! Поэтому все разговоры бизнеса или отдельных его представителей о том, что ушло солнце из этого закона… Слушайте, вы либо текста не читали, либо не знаете, что ушло. Это как разговор про идентификацию (таможенную идентификацию товара – Ред.): уже мало кто понимает, что же их там не устраивает. Это, судя по всему, всеобщий тренд.

- Но проблема же есть с идентификацией.

- Вопрос с идентификацией такой: платить таможенную пошлину придется все равно. Действительно без идентификации таможенная пошлина выше, хотя далеко не всегда. Тем не менее, Правительство РФ уже в течение года реализует проект по оказанию поддержки предприятиям. Они получают соответствующие субсидии.

Приведу пример. Компания «Автотор» не проводит идентификацию своих товаров, но при этом получает более 80% этой субсидии. Почему не проводит? Потому что в произведенном автомобиле более 5 тысяч комплектующих, а на каждую требуется соответствующий документ. Калининградскому бизнесу хоть как: с идентификацией, без идентификации будут оказываться меры поддержки. Однако от идентификации существенно зависит объем оборотных средств, необходимый для оплаты таможенных платежей. Но к слову, стоит сказать о статистике, сколько калининградских компаний прошло через идентификацию? Немного, проценты. Почему? Потому что процедура идентификации непроста. Безусловно, необходимо вести речь о дальнейшем совершенствовании этого механизма. Мы продолжаем заниматься этим вопросом, вместе с ТПП сформировали еще один пакет предложений, сейчас отрабатываем его на площадке Минфина. Я считаю, что федеральное правительство, в частности, Минфин, сам заинтересован в упрощении процедуры идентификации, так как это снижает затраты федерального центра на поддержку нашей экономики.