Перейти к основному контенту
Калининград ,  
0 

«Условно закрытый клуб». Как в регионе поддерживают некоммерческий сектор

Фото: Pixabay
Фото: Pixabay

С 2021 года Фонд президентских грантов, через который калининградские НКО ежегодно получают миллионы рублей (в начале года, в первую волну из двух 26 организаций получили около 45 млн рублей — прим. РБК Калининград), будет поддерживать социально ориентированные некоммерческие организации (СОНКО) не только напрямую. В Москве полагают, что органы исполнительной власти субъектов РФ должны обеспечить механизм: выбрать или создать организацию-оператора, перенять конкурсную технологию Фонда, проводить конкурсы и получать от Фонда солидные средства софинансирования.

Нужен местный инструмент

До 15 февраля губернаторы могут запросить на поддержку некоммерческих социальных организаций до 150 млн рублей для каждого региона. Деньги будут предоставляться на условиях софинансирования «один к одному». Иначе говоря, регион получит столько же, сколько сам заложил на финансовую поддержку СОНКО (кроме Москвы и Санкт-Петербурга, которые могут запрашивать не более 50% от предусмотренной суммы). При выделении средств будет учитываться, сколько некоммерческих организаций ранее участвовали в конкурсах Фонда президентских грантов.

Но главное условие: в регионах должна быть создана система господдержки некоммерческих организаций на основе лучших практик, технологий и рекомендаций Фонда.

В управлении по внутренней политике правительства Калининградской области, которое курирует господдержку СОНКО на уровне региона, РБК Калининград сообщили, что в 2021 году на субсидии социально ориентированным НКО в региональном бюджете заложено 10 млн рублей (в 2020 — 9,9 млн рублей). В ответе на наш запрос говорится, что региональные власти подготовили обращение в Фонд о предоставлении гранта (и, согласно условиям, его сумма не превысит 10 млн рублей — прим. РБК Калининград). При этом в управлении подчеркивают, что областное софинансирование грантов Фонда не предусмотрено.

Федеральные инициаторы этих преобразований полагают, что отработанная за несколько лет современная и простая технология Фонда президентских грантов будет стимулировать поддержку НКО и на уровне регионов и что это обеспечит высокий уровень открытости и прозрачности выделения средств.

Осенью 2020 года Минэкономразвития России составило рейтинг субъектов РФ по реализации механизмов поддержки социально ориентированных НКО. По итогам 2019 года Калининградская область заняла в нем 65-е место с характеристикой «регион, делающий первые шаги к успеху». Причем, по отдельным показателям область не попадает ни в одну из групп регионов. Так что, гордиться на этом поприще пока нечем, считают собеседники РБК Калининград.

Одной из иллюстраций того, что регион в самом начале этого пути можно считать пустую вкладку «Государственная поддержка» на правительственном портале НКО39, предназначенном для некоммерческих организаций.

История вопроса

Фото: Pixabay

В 2018 году после заседания Госсовета президент Владимир Путин поручил правительству и Фонду президентских грантов (ФПГ) разработать методику, по которой регионы смогли бы поддерживать социально ориентированные НКО по той же прозрачной и максимально оцифрованной технологии, которой пользуется ФПГ.

За два года поручение президента исполнили несколько регионов России, в числе которых Тульская область и Хабаровский край. Они отказались от старой системы прямого субсидирования НКО, запустили региональных операторов на той же CMS-системе, что и Фонд президентских грантов — тем самым обеспечили своим СОНКО доступ к федеральному софинансированию на постоянной основе.

В поддержку этой модернизации в 2020 году федеральные власти направили Фонду для софинансирования региональных грантов 3 млрд рублей. Речь идет о доле от 30% до 70%, в зависимости от бюджетной обеспеченности территорий. Представители калининградских НКО отмечают, что достоверно им неизвестно, предпринимались ли у нас попытки получить такое софинансирование. На уровне России воспользоваться такой помощью смогли единицы — самые продвинутые регионы, где внедрили технологию по модели ФПГ, уверены местные общественники.

Такие операторы являются получателями денег из областных бюджетов, формируют актуальную тематику и конкурсные направления, собирают пул независимых экспертов для оценки заявляемых на конкурс проектов, курируют их реализацию и контролируют отчетность. Это своего рода мини-фонд президентских грантов, но с региональными средствами и локальной тематикой, говорят эксперты.

В итоге в Москве решили упростить задачу и разработали программу софинансирования социальных НКО для начала в размере до 150 млн рублей на регион.

Как калининградские власти финансируют НКО

Фото: Александр Подгорчук

Обычно НКО сами напрямую обращаются в Фонд президентских грантов за поддержкой своих проектов. Об этом РБК Калининград рассказали представители нескольких некоммерческих организаций области. Они заявили, что ничего не знают о существовании калининградского регионального оператора и о том, что область привлекает федеральные средства. По сложившейся годами практике региональные и муниципальные власти практикуют выделение НКО субсидий и грантов на конкурсной основе, но их объемы несопоставимы с федеральными, отмечают эксперты. По оценке общественников, механизм получения региональной поддержки достаточно сложен и архаичен — деньги выделяются разными министерствами (в зависимости от направления проекта), каждое из них требует собрать свой пакет документов. К тому же, в сравнении со схемой Фонда президентских грантов, местная схема определения победителей весьма непрозрачна и запутана.

По данным сайта nko39, в 2020 году субсидии на конкурсной основе получили 27 социально ориентированных НКО региона на общую сумму 10 млн рублей. Распорядителем этих средств является правительство Калининградской области.

«Знаю, что на уровне России и во многих регионах страны есть такая история, когда выделяются средства от государства, и местные власти должны в этом соучаствовать и выделять эти средства должны дальше некоммерческим организациям. Но насколько я знаю, у нас этого нет. У нас есть только система субсидий (от региональных властей — прим. РБК Калининград). В некоторых регионах даже сайты созданы, которым выделяют деньги и они забирают их из федерального бюджета. У нас, насколько я понимаю, такой структуры нет. Но, наверное, есть задача чтобы она была», — говорит председатель комиссии по развитию некоммерческого сектора и поддержке социально ориентированных НКО в Общественной палате Калининградской области Виктория Корнева.

Она подтвердила, что перед Общественной палатой стоит задача активизировать работу с региональными властями, чтобы привлекать больше средств и грантов для некоммерческих организаций. «Но пока это на уровне инициатив и обсуждений», — пояснила Корнева.

Губернатор Антон Алиханов на встрече с руководителями некоммерческих организаций 1 февраля сообщил, что за последние три года 106 НКО смогли привлечь в регион на реализацию своих проектов более 230 млн рублей. Из областного и муниципальных бюджетов по итогам проведенных конкурсов в 2020 году получили поддержку 85 социально ориентированных некоммерческих организаций.

Фото: Pixabay

На уровне Калининграда приоритетные направления бюджетной поддержки общественных организаций определяет городской Совет депутатов. Так, в 2021 году средства решено выделить на проекты в сфере молодежной политики, физической культуры и спорта, укрепления межнациональных и межэтнических отношений. Кроме того, мэрия систематически выделяет субсидии на уставную деятельность организаций ветеранов и инвалидов.

«У города на субсидию участвуем на текущие расходы: на канцелярию, проведение мероприятий, пляжных вечеринок для инвалидов, экскурсии и семинары. Бюджет там в основном в пределах 200-250 тысяч рублей. Это неплохо на поддержку уставной деятельности организации», — считает проектный менеджер калининградской региональной общественной организации инвалидов «Ковчег» Юлия Роменская.

Помочь третьему сектору городские власти могут имущественно — предоставить помещения для ведения деятельности, в том числе, на безвозмездной основе.

Представители НКО сетуют, что после введения законов об иностранных агентах и нежелательных организациях, государство практически полностью лишило третий сектор внебюджетных ресурсов.

«Государство вынуждает их либо превращаться в бизнес — заниматься куплей-продажей, оказанием услуг, — либо говорит, что ты можешь брать деньги в фондах. Других ресурсов нет. Если раньше была возможность получать много денег от европейских, международных институций на проекты, например, по культуре, то сейчас этого нет. Поэтому сейчас такое внимание уделяется тому, чтобы государственные деньги максимально дошли до НКО в регионах и на самых современных прозрачных условиях. Это один из важнейших приоритетов государственной внутренней политики последние два-три года», — пояснил РБК Калининград один из собеседников, пожелавший остаться неизвестным.

Трудности взаимодействия

Фото: Pixabay

Лидеры НКО отмечают, что по сравнению с Фондом президентских грантов взаимодействие с региональными и муниципальными властями гораздо более проблематично.

«С городом (с администрацией Калининграда — прим. РБК Калининград) у нас все очень просто: у них есть несколько конкретных человек, которые могут ответить на любые вопросы, подсказать по любым документам. Мы им приносим документы, им же сдаем ежеквартальные отчеты. Казалось бы, у них бумажных дел гораздо больше — они дают 250 тысяч на год, и мы должны отчитываться каждые 3 месяца, что мы сделали в этом квартале. Для меня это гораздо легче и проще, чем, например, грант министерства (правительства региона — прим. РБК Калининград), потому что там положение, которое надо самостоятельно искать на каких-то налоговых бухгалтерских ресурсах. Я как проектный менеджер не обладаю информацией, где и что можно найти. Они могут не проинформировать о том, что что-то изменилось в этом положении, нужно быть внимательной к комплекту документов. И все это подается в отдельной организации, где очень бюрократично к этому вопросу подходят. Они каждый раз заново достают этот талмуд, читают, что они у меня должны принять, в каком порядке, как оформлены должны быть страницы. Принимают и только потом отправляют в министерство, где проходит конкурс. Также отчеты — раз в год, но каждый раз с проверкой. Это неудобно, поскольку эта третья структура параллельно занимается какими-то своими делами и некомпетентна в этом вопросе», — сетует Роменская.

Отсутствие онлайн среды для взаимодействия НКО и власти общественники называют главной проблемой. Все документы принимаются и выдаются в бумажном виде, все коммуникации с ответственными лицами происходят на бумаге. Стандарты, внедрённые в практику Фондом президентских грантов, только усиливают контраст с местной архаикой и вызывают раздражение, отмечают собеседники.

«Отвратительная структура подачи заявок, которая пожирает время как у НКОшников, так и у органов власти, чиновников, которые проверяют эти проекты. В результате мы плодим безумное количество документации. Самое главное: нет прозрачности перед населением, гранты ведь выдаются из средств налогоплательщиков.

Мое главное желание: цифровизация всех конкурсов региональных и муниципальных уровней. Не надо придумывать велосипед. Есть шикарная система Фонда президентских грантов, на которую выделено достаточное количество средств, для того чтобы эта система была выстроена. Она выстроена и видно, что система окупается, потому что это профессиональный четкий подход. И я предлагаю тиражировать этот опыт на регион», — говорит руководитель благотворительного фонда «Верю в чудо» София Лагутинская.

Переход в онлайн формат работы позволил бы исключить человеческий фактор и почтовые сложности, уверена Лагутинская. Так, иногда возникают проблемы только из-за того, что письмо не пришло вовремя или потерялось.

Фото: Pixabay

«Если наше профильное министерство (минсоцполитики) и управление по внутренней политике перейдут на цифровой формат подачи заявок и отчетности — это будет первый большой шаг. Нужно все министерства подключить к единой системе грантовой. Не надо технически создавать отдельную платформу. Нужен единый федеральный сайт, по типу госзакупок, где ты выбираешь регион, выбираешь управление. И можно будет посмотреть в разрезе, сколько каждая организация получала грантовых средств, какой она рейтинг имеет», — говорит руководитель «Верю в чудо».

Еще одна проблема в общении НКО с властями на уровне субъекта РФ — отсутствие диалога об изменениях в законодательстве.

«Не хватает информированности. Сказали бы: «ребята, у нас поменялось положение, посмотрите, почитайте. И конкретно во вложении письма есть ссылка. А не так, что ты сам ходишь по сайту и ищешь.

Можно найти, но нужно постараться. Я не представляю, как это происходит у пожилых людей, у ветеранских организаций — им это все еще сложней дается. Дай бог, чтобы у них были молодые сотрудники, которые бы шустро все это искали», — говорит Юлия Роменская.

Нуждается в изменении, по мнению общественников, и еще одно положение в существующей региональной системе поддержки НКО: право того, кто выдаёт субсидию, в одностороннем порядке уменьшить объём запрошенной поддержки. Сегодня проект подаётся с определённым бюджетом и запросом на какую-то часть за счёт субсидии, заявка утверждается, но средств выделяется меньше без согласования нового масштаба проекта. И тогда заявитель обязан либо изыскать их в другом месте, либо отказаться от субсидии и проекта вообще.

«Важно понимать, как поддерживать те проекты, которым выдали не 100 процентов запрошенного финансирования, а 20 -30? И ты, получив вот такое софинансирование, должен реализовать проект полностью. Необходимо иметь возможность пересмотра ключевых показателей при не 100% софинансировании проекта», — поясняет София Лагутинская.

По технологии Фонда президентских грантов, которую предложено внедрить в регионах, такое невозможно в принципе: проект либо побеждает в конкурсе и получает необходимую финансовую поддержку, либо просто отклоняется по понятным критериям рейтингования экспертами.

Нужен ли единый региональный оператор?

Фото: Pixabay

Одни представители НКО сходятся во мнении, что создание единого регионального оператора по поддержке СОНКО повлечет за собой дополнительные трудности и бумажную волокиту. Другие, наоборот, уверены, что логика единого регионального оператора в том, чтобы порочная практика бумажной волокиты прекратилась. Региональный оператор должен стать отдельной институцией, как когда-то стал Фонд поддержки предпринимательства. Он будет получать бюджетные деньги — средства от властей, но заниматься программами их реализации будут не чиновники, а специально обученные люди на понятных всем условиях.

«Это существенно изменит ландшафт и среди получателей. Современные требования многих заставят перестроить внутреннюю работу в «окостеневших» НКО и создадут возможности для новых проектов и организаций. Плюс там с этими субсидиями очень серьёзные барьеры в ходу. Например, популярным требованием на получение субсидии является уровень фонда оплаты труда «не ниже отраслевого». Это отсекает всех участников, кроме самых финансово устойчивых и/или около или псевдобюджетных организаций, есть и такие (разные типа ассоциации из бывших чиновников и т.п.). То есть, это некий условно «закрытый клуб». У Фонда президентских грантов ничего подобного нет: ресурс максимально доступен по определению для всех желающих организаций, весь документооборот по проекту электронный, экспертный состав гарантированно неангажирован», — резюмирует представитель калининградской НКО.

Как писал РБК Калининград, летом прошлого года 30 некоммерческих организаций региона получили более 33 млн рублей президентских грантов на реализацию своих проектов. НКО выдвигали на конкурс проекты по сохранению исторической памяти, охране окружающей среды и защите животных, поддержке семьи, развитию общественной дипломатии, а также в области культуры и науки.

Авторы
Теги
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 20 июля
EUR ЦБ: 96,04 (-0,06)
Инвестиции, 19 июл, 17:32
Курс доллара на 20 июля
USD ЦБ: 88,02 (+0,15)
Инвестиции, 19 июл, 17:32
Все новости Калининград
Новая функция Microsoft вынуждает компании готовится к «ИИ-подглядыванию» Pro, 10:08
МВД предложило прикрыть лазейку для получения прав на снегоходы Общество, 10:07
ФСБ обнаружила канал поставки взрывчатки из Европы в Россию Политика, 10:01
Генпрокурор Краснов прибыл в Северную Корею Политика, 09:54
Посол сообщил о контактах с Россией о погибших на Украине колумбийцах Политика, 09:45
Чем выше по карьерной лестнице, тем токсичнее команда. Как выжить Pro, 09:36
Яшин стал вторым из лучших игроков Восточной Европы по версии FourFourTwo Спорт, 09:30
Здоровый сон: как легче засыпать и просыпаться
Интенсив РБК Pro поможет улучшить качество сна и восстановить режим
Подробнее
Почему драгметаллы остаются популярной формой сохранения сбережений РБК и Сбер, 09:30
Путь Байдена от молодого сенатора до старейшего президента. Фотогалерея Политика, 09:27 
Как мировые рынки отреагировали на выход Байдена из президентской гонки Инвестиции, 09:26
В Белом доме исключили, что Байден решил сняться с выборов из-за здоровья Политика, 09:26
На Кубани после взрыва газа обрушилось здание магазина Общество, 09:13
«Войти в IT» после 40 лет: почему теперь это более выполнимая задача Pro, 09:08
В Якутии обнаружили обломки пропавшего частного вертолета Robinson Общество, 09:07