Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 7 февраля
EUR ЦБ: 76,03 (-0,7)
Инвестиции, 06 фев, 19:04
Курс доллара на 7 февраля
USD ЦБ: 70,6 (+0,21)
Инвестиции, 06 фев, 19:04
Все новости Калининград
В загоревшейся пристройке к складу на юге Москвы произошло два взрыва Общество, 01:59
Клишас назвал идею о смертной казни для предателей «потоком сознания» Политика, 01:45
Рушди опубликовал первое фото спустя почти полгода после нападения Общество, 01:36
Число пострадавших после землетрясения в Турции превысило 14 тыс. человек Общество, 01:03
Вучич описал возможность признания Косово Сербией словом «мечтайте» Политика, 00:54
Момент обрушения здания после землетрясения в Турции попал в прямой эфир Общество, 00:08
Аналитики предупредили о риске хранения рекордного урожая зерна Бизнес, 00:01
Что подарить тем, у кого все есть?
Подписка РБК Pro – престижный подарок для тех, кто хочет принимать уверенные решения в бизнесе, карьере и финансах.
Купить сертификат
Минобороны разработало новую форму для участвующих в спецоперации военных Общество, 00:00
ЕС сделал два исключения из потолка цен на российские нефтепродукты Бизнес, 00:00
Крупнейшее за десятки лет землетрясение в Турции и Сирии. Главное Общество, 06 фев, 23:37
Число погибших после землетрясения в Турции превысило 2,3 тыс. человек Общество, 06 фев, 23:33
Экс-игрока «Челси» нашли живым под завалами здания в Турции Спорт, 06 фев, 23:22
Кадыров заявил о намерении «денацифицировать» Польшу Политика, 06 фев, 23:11
Под завалами отеля в Турции оказались русскоговорящие гиды Общество, 06 фев, 23:07
Калининград ,  
0 

«Разбор» Дома Советов. Что сказала общественность на обсуждении концепции

Фото: скриншот презентации
Фото: скриншот презентации

В БФУ им. Канта прошла презентация общественности проекта делового квартала с комплексным благоустройством на месте Дома Советов и прилегающей к нему территории. Позицию исполнителей — петербургского архитектурного бюро «Студия 44» — РБК Калининград ранее публиковал. Теперь редакция знакомит читателей с реакцией аудитории и рассказывает о том, какие вопросы задавали слушатели (общественники, депутаты, архитекторы) авторам и заказчикам проекта.

1. Екатерина Смирнова, архитектор : По презентации очень хорошо видно, что фундаменты Королевского замка будут все раскопаны, и что там будет находиться археологический парк. Как будут задействованы фундаменты Дома Советов. Будут ли какие-то выставочные форматы его использования?

Никита Явейн, руководитель «Студии 44»: Вы, наверное, не совсем поняли. На визуализации нигде нет раскопок. Мы просто показываем абрис тех сооружений замковых, которые были как некое средство мощения. Будут ли какие-то куски раскопаны на полметра или еще как-то, чтобы показать, как это было или не будут — это вопрос отдельного проекта, это не входило в нашу компетенцию. Но какой-то "сад камней", я бы его так назвал, наверное, на этом месте должен быть. Тут не должен быть парк, который забыл о том, что он на месте замка. И в центре этого парка, наверное, должна быть площадь с той функцией, как мы ее представили. То же самое по фундаменту Дома Советов. Мы берем только то, что ниже отметки 14 — это цокольный этаж, подвальный, который, я думаю, нам удастся сохранить, поскольку он на плите. Мы как раз вчера с будущими инвесторами это обсуждали. Они даже заинтересованы, чтобы треть не разбирать, дешевле будет. И вряд ли там какая-то функция удастся. Но дальнейшие исследования покажут. Если бы там была какая-нибудь кафешка, я был бы не против, было бы даже интересно. Это просто дает глубину мифологии места.

2. Роман Луценко, управление Госавтоинспекции: хотелось бы уточнить вопрос с точки зрения транспортной и пешеходной связи между территорией Дома Советов и уже существующей Рыбной деревней через Московский проспект. А также каким образом будет решен вопрос по увеличивающемуся пешеходному потоку со стороны улицы Пролетарской, а также со стороны Ленинского проспекта, включая решения транспортного узла «Улица Житомирская-Вагнера-Ленинский проспект». И с другой стороны улицы Тюленина с точки зрения развития пешеходной части.

Елена Дятлова, глава администрации Калининграда: Сегодня администрация Калининграда сформировала техническое задание как раз на просчет потоков и разработку — как будут выглядеть перекрестки, где должны быть повороты, как должны быть организованы пешеходные связи. Потому что сегодня прорисовать в этой работе — это невозможно. Отдельная транспортная конфигурация этого участка будет сделана через математическое моделирование. В рамках этой работы будут установлены датчики подсчета существующего трафика, наложена будущая застройка, будет анализ в дневное время и в вечернее время. Мы понимаем, что мы рассматриваем не только этот узел, а от Ленинского проспекта, Литовского вала, Московского проспекта. И только транспортное моделирование сможет ответить на ваш вопрос.

Антон Алиханов, губернатор региона: В рамках Музейного квартала у нас есть велопешеходный маршрут. Мы строим пешеходный мост с острова Канта на территорию, которая выходит к «Юности». Это такая большая связь. Парковка около «Юности» планируется к реконструкции с возможностью там расширить количество мест, сделать удобство заезда. И это будет одной из перехватывающих парковок для Музейного квартала.

3. Валентина Артемовская , педагог Центра информационных технологий: Вопрос по поводу крыши. Она просматривается со всех точек. Возможно ли там использование натуральных материалов, например, таких как черепица или дерево или их имитация для того, чтобы связать отреставрированные недавно хрущевки на Ленинском проспекте, смысловое соединение чтобы было и Кафедрального собора?

Явейн: Дерево как кровельный материал — это наверное, слишком. Мы все-таки вряд ли осиновую линию будем менять раз в десять лет. По поводу черепицы — я думаю, это немножко перебор. Во-первых, там сложнее будет организовать все со льдом связанное. Во-вторых, черепичные кровли в 19 веке не были основными в Кенигсберге, уж не говоря о сегодняшнем времени. Другое дело — это кирхи, ну какие-то знаковые сооружения, которые уже фактически в реставрационном режиме делаются. Я бы не стал так далеко уходить, я бы речь вел о металлических крышах, это либо алюминий с покрытиями — всякие трехслойные покрытия, либо цинко-титан, его прелесть в том, что он очень красиво стареет и так знаете немножко не окрашенная поверхность, а такая живая возникает. Вот, что-нибудь в этом духе.

4. Александр Невежин, архитектор: Я с Домом Советов связан с 92 года, работал, начиная с датчанами вместе. И меня первое, что удивляет — я уважаю мастерскую «44» и Никиту Явейна как специалиста, но я не могу понять отношения коллег моих к коллегам, которые работали ранее над этой площадкой. Ну нельзя вот так, одним махом перечеркивать все. Дом Советов не годится... Да если мы задействуем внутреннее пространство, там и лифты, и лестницы получатся, и многоэтажные залы с дополнительными функциями. Вот этого я понять не могу и не могу принять. И не только я так думаю. Объемно-пространственно что мы предлагаем? Какие-то ломаные объемы высотные... О какой силуэтности можно говорить вообще? До неба нарастить Дом Советов, а это позволяют его конструкции. там разместить можно было гостиницу. И назвать это «Русь». Я такого решения Явейна не ожидал.

5. Татьяна Маковкина, архитектор: Центр города очень ценен для города. Любой объект должен соответствовать определенным энергетическим наполнениям. Это не только должны быть бизнес, торговля, рынок, жилье. Объект в центре должен включать объекты культуры. А у нас их нет. Мы и так уже из торговых объектов устроили, можно сказать, храмы. Я и хотела узнать у автора, что он считает главным в застройке центра? Дом Советов — там золотые пропорции, это любой архитектор скажет, его можно было намного улучшить. Он великолепно по масштабу там сел, в этом месте. С этим объектом связана жизнь, наверное, каждого жителя города, он очень дорог людям. И люди просто не простят его такой снос. По масштабам такие небоскребы — это там будет постоянная тень, эти пандусы, эти спуски... Северо-восток — самое энергетическое место — там, где вы делаете эту дорогу. Из-за этой дороги мы это место теряем, где можно было бы просто сесть и насытиться энергией — у нас этого не будет. Пока еще не поздно, подумайте, что мы делаем для жителей. Нельзя так относиться к проектированию. Подумайте о людях, давайте сделаем опрос, референдум.

Явейн: Я не собираюсь спорить с вашей точкой зрения, я эту точку зрения разделяю. Это не вопрос сегодняшнего обсуждения — это отдельный вопрос, который требует отдельного обсуждения. Я могу только одно сказать, что если найдутся некие силы, возможности, еще что-то как бы его воссоздать, но тогда его воссоздавать надо практически как памятник архитектуры, поскольку, еще раз говорю, современной функцией насытить его практически невозможно, в том числе, гостиничной, реальной функцией, поскольку это так по смыслу будет двушечка, хостел такой, там глубины не хватит и так далее. И причем, очень мало номеров там — 100 с чем-то на такой дом, ну это даже смешно.

Вы поймите, я...это не мой вопрос, вот правда, не мой вопрос. Будет такая задача, значит будет другой ответ. Нами поставленный, нами решенный, не нами решенный, но это совсем другая схема. Тогда в сегодняшней ситуации надо признать, что это — некий памятник, поставить его под охрану и все силы направлять на его воссоздание практически, поскольку он аварийный. Но это другое решение. Может быть, это будет и в чем-то правильное решение.

Но это такая голая политика против экономики, против всего, но если она нужна, значит, что тут с этим спорить? Я не собираюсь с этим спорить. Это в чем-то правда. Но так подвешивать его — тоже ну еще там лет 20, ну и я думаю уже все, он вниз спустится сам.

По смысловой части я могу сказать, что все центры, в которых нету жилой функции, они не живут. Они очень тяжело живут и неправильно живут. Какой-то порядок жилой функции, его даже искусственно нагнетают. Это очень плохо. Мы, допустим, по Апраксину двору вставляем искусственно эти 20% жилья, хотя оно там нерентабельно. Условно говоря, чтобы было население, которое воспринимает это как свое, которое следит и так далее, которое в конце концов создает вот это вечернее население во многом, создает вот эту жизнь, модель города, квинтэссенцию города. По поводу культуры. Задание не мы писали, нам писали. У нас были какие-то театральные комплексы внутри, то-се в первых итерациях, на что было сказано, что на сегодня есть определенный перекос. Но еще раз, это не мое решение.

Антон Алиханов: У нас верхние с отдельными лифтами будет новый музей. Вы,  наверное, бывали в разных городах нашей страны — это музей «Россия — моя история». И там очень интересная экспозиция и просветительская, музейная. И мы планируем ему отдать два этажа — по-моему 4 или 6 тысяч квадратных метров отдать под этот функционал. Это серьезная культурная доминанта. По поводу культуры — в этом году в сентябре в Калининграде появляется филиал Московской академии хореографии, филиал Центральной музыкальной школы, в дальнейшем там появится филиал Университета сценических искусств, строится Третьяковская галерея, проходит экспертиза проекта филиала Большого театра, так что с точки зрения крупных культурных объектов, новых, мне кажется, мы можем назвать себя в числе лидеров среди российских городов. Начинаем работы по воссозданию здания Янтарной мануфактуры, там тоже будет музей... [...] Так что у нас есть целый огромный проект, который называется Музейный квартал.

6. Игорь Селиванов, Общественная палата Калининградской области: Так получилось, что я застал развалины Королевского замка, и Дом Советов начал строиться при мне. И когда я заканчивал школу в 81 году, он уже был в том состоянии, в котором он сейчас, без окон правда. Можно по-разному относиться к Дому Советов. Я рос с Домом Советов, я живу с этим недостроем и мне бы не хотелось состариться с этим недостроем. То, что надо с ним что-то делать. Та концепция, которая была представлена, она, конечно, требует осмысления, но на первый взгляд она мне понравилась. Сказали, что презентация будет доступна для всеобщего обсуждения. Скажите, пожалуйста, где эта презентация будет размещена или опубликована, в какие сроки возможно будет ее осмотреть, чтобы потом представить свои вопросы и где можно будет оставить или куда направить свои мнения и предложения?

Вячеслав Генне, советник губернатора: Мы такую работу однозначно планируем. Обычно любые инфоповоды передаются для дальнейшего обсуждения коллегам-журналистам через пресс-службу. Дальше, я думаю, что она станет предметом обсуждения на различных общественных площадках.

7. Эдуард Рыленко, архитектор: Вопрос-предложение. Мировая практика нам предлагает различные интересные решения. Допустим, если в будущем подумать о том, чтобы часть здания Дома Советов восстановить, использовать под современное примение. Например, разбить какой-нибудь сад. Снести верхние этажи, оставить нижнюю часть с фундаментами. Поразмышлять о том, чтобы отдать должное истории и внести какую-то новую функцию. Как на ваш взгляд, проектируемые данные объемы влияют на центр города в общем. Сейчас мы видим основную доминанту высотой 100 м и вокруг нее здания достаточно высокие для Калининграда, свободную площадь и мы видим территорию Королевского замка, превращенную в парк. Центр города сместился в правую часть, если смотреть с севера. И левая часть получается пустая. Может быть нужен какой-то баланс?

Явейн: Мы как раз вот искали этот баланс все время, мы об этом как раз думали. На м казалось, что ну в левой части все-таки даже чисто юридически ничего нельзя, это все-таки наверное как археологический памятник. И понятно, что прямо или косвенно — будет он поставлен под охрану или не будет — это даже не так важно, потому что в смысловом плане что-то там строить невозможно. Но нам казалось, что вот эти весы, балансиром которых является центральная площадь, которая дает вот этот 60-метровый разрыв между парком археологическим и новой застройкой, мне казалось, они так более менее в чем-то уравновешены. Да, идет перекос, но он всегда есть перекос, он и был перекос — слева больше, справа меньше, мы перевернули эту систему, но нам казалось, в смысловом плане мы ее не сильно разрушили, все-таки мы ее сделали.

Что касается самого Дома Советов. Одна из главных тем этого проекта, как я понимаю — это целиком и полностью инвестиционные средства. Обязательство инвестора, как я понимаю — передать значительные объемы городу. И эта тема, хотим мы этого или не хотим, она, может быть, определяет какие-то решения. Может быть, если это было бы федеральное финансирование, то наверное, решения были бы другие.

Генне: Вы представляете, потолки 2,70! Что можно в них сделать с точки зрения современных технологий, вентилляции. И причем во всем здании. Из 30 тысяч квадратных метров полезная площадь только 8 тысяч. Оно очень эмоциональное, красивое здание, но оно совершенно не функциональное, к сожалению. В его судьбе главная проблема — то, что оно не было введено в эксплуатацию и потом стало предметом не очень качественной приватизации. Идей очень много. Но потом когда начинаешь считать, сначала фантазия, а второй вопрос возникает, как это эксплуатировать, за чей счет, и все превращается в тупик.

Авторы
Теги